Василий Коршков: «Хороший маркетолог знает закон о рекламе наизусть»

Василий Коршков: «Хороший маркетолог знает закон о рекламе наизусть»

Глава отдела маркетинга баскетбольных «Химок» – о 1990-х в Смоленске, стажировке во Франции, Матче всех звезд уровня НБА, сотнях пропущенных сообщений, дилетантах и предстоящем уходе из бизнеса.

Текст: Юрий Истомин

– В спортивный менеджмент часто идут те, кто с детства любил спорт. Ваш случай?

– Моя работа никак не связана с тем, что я так люблю спорт и схожу по нему с ума. Да, когда-то я занимался баскетболом, меня тренировал отец, и это было крутое хобби. Но детские воспоминания о спорте были связаны с чувством разочарования: он не делал нашу семью богаче. Я жил в Смоленске и рад всему, что происходило со мной в детстве, но в 1990-х было стойкое ощущение, что спортсмен не может зарабатывать. Деньги пришли намного позже, когда я стал играть только для себя. И я даже не понимал, что они уже появились, сохранялось впечатление, что мы все еще в девяностых, потому что внешне оно так и выглядело, даже, например, в 2011 -м. И так продолжалось до того момента, пока я сам не оказался в баскетбольном клубе. Выяснилось, что деньги есть, но их не привыкли выделять на маркетинг.

Василий Коршков

        • Родился 8 июля 1981 года в Смоленске.
        • Окончил Смоленский государственный университет.
        • Директор по развитию и маркетингу БК «Химки».
        • Учредитель и директор брендингового агентства StayFirst.
        • Работал директором по маркетингу БК «Локомотив-Кубань», директором по маркетингу и развитию Единой лиги ВТБ.
        • Один из инициаторов проведения Матчей звезд Единой лиги ВТБ.


– Как вы попали в «Локомотив-Кубань»?

– Однажды я обсуждал со знакомым судьбу российского баскетбола: у нас нет ни шоу, ни бизнеса – ничего, что делает игру праздником. Знакомый тогда работал в РЖД, и я поделился мечтой: сделать так, чтобы наш баскетбол стал хоть немного похож на НБА. Тот предложил мне пойти работать в «Локомотив-Кубань», потому как был знаком с вице-президентом клуба Борисом Тихоненко. Так я оказался в баскетболе.


«Если бы не ушел в спорт, нашел бы себя в музыке: работал бы с артистами, продюсировал, может, вновь стал бы сочинять»


– А что произошло в вашей жизни между юностью в Смоленске и работой в Краснодаре?

– Я филолог по образованию, учился на кафедре английского и французского языков Смоленского государственного университета. Выступал в КВН, занимался музыкой и гонял в баскетбол за факультет. Раз я был такой веселый и музыкальный, меня взяли на смоленское радио Maximum – там я работал музыкальным редактором. Но еще в университете у меня появился интерес к маркетингу, хотя в конце 1990-х его не преподавали. В эту сферу попадали гуманитарии, а у меня и выбора не было: либо обучать иностранным языкам, либо заниматься маркетингом.


Кажется, в 2003-м я с товарищем создал первое в Смоленске брендинговое агентство, оно до сих пор существует. А уже через пару лет работал в российском филиале австрийской компании Arkada. Затем поехал во Францию на стажировку по бизнес-планированию и коммерческим правам. У меня был опыт организации массовых мероприятий, но работа касалась в первую очередь презентаций, документов и отчетности. А перед «Локомотивом» я вообще трудился в компании «Автодор». Наверное, баскетбольному клубу я оказался интересен не как творческий человек, а в качестве того, кто может наладить отчетность и сделать хорошие презентации.



– А чем вы занимались во Франции?

– Там я оказался по программе подготовки управленческих кадров. Это было второе высшее образование, которое я получал за счет работодателя – металлообрабатывающей компании Arkada. Во Франции есть аэрокосмический концерн Safran Group, а у него подразделение Snecma, занимающееся авиационными двигателями. Там я стажировался в отделе маркетинга закупок. Это довольно странная штука, в России с таким почти не сталкивался. Но практика была очень полезной – у французов я увидел другую культуру. Она основана на доверии к специалистам, когда работа оценивалась по итогам года на совете директоров. Я не видел, чтобы в России давали кредит доверия и потом все результаты разбирали со статистикой и аналитикой в руках. В основном вижу оперативное реагирование: начальству нравится – здорово, не нравится – «Все плохо, давайте переделывать».


«Число болельщиков на трибунах, красоту танца чирлидерш, эстетику формы команды и степень интересности социальных сетей обсуждают дилетанты, ведь это все лежит на поверхности»


– Вы прошли путь от студента-филолога до руководителя маркетингового отдела баскетбольного клуба благодаря или вопреки?


– Нет никаких «вопреки» и «благодаря». Человек должен выбирать, чем он хочет заниматься. Я решил, что карьера для меня не так важна, как интересная работа. Мне было около 30 лет, я занимал хорошую должность в «Автодоре». Но в какой-то момент понял, что это скучно, а я не хочу тратить жизнь на то, что не доставляет удовольствия. Если бы не ушел в спорт, нашел бы себя в музыке: работал бы с артистами, занимался бы продюсированием и, может быть, вновь бы стал сочинять.



– Как отличить маркетолога-профессионала от дилетанта?

Профессионалы ответственно относятся к планированию и не подвержены сиюминутным хотелкам. Они разрабатывают промоакцию за год или даже за два до ее запуска. Они хорошо работают с документами. Они, и это самое важное, разбираются в непопулярных, как я это называю, маркетинговых вопросах. Дилетанты хотят обсуждать число болельщиков на трибунах, красоту танца чирлидерш, эстетику формы команды и степень интересности социальных сетей. Все перечисленное лежит на поверхности. А разобраться с механизмом сбора персональных данных болельщиков или билетными системами – это уже проблема, которой готовы заниматься немногие, потому требуются специальные компетенции и долгая кропотливая работа. То же самое касается законодательства о рекламе и регламентов соревнований. Хороший маркетолог обязательно прочитает и запомнит все законы. Меня эти знания неоднократно спасали.


«Главные навыки руководителя – делегирование, способность нанимать персонал, воспитывать и защищать подчиненных от других подразделений. А быть творческим или великим специалистом необязательно»


– Крутых специалистов за последние годы стало больше?

– Сейчас дилетантов в разы меньше. За последние 10 лет появилось и выросло очень много компетентных специалистов. Но никто не любит решать системные проблемы: билеты, регламенты и так далее. Наверное, не всем хватает усидчивости. Это не значит, что специалисты плохие, просто клуб иногда не может сделать последний рывок для создания идеального маркетингового продукта.

– А что, помимо усидчивости, должно выделять человека на вашей должности?

– Я фактически руковожу всем неспортивным сектором, и так было в последние годы в разных организациях. На этой позиции самое главное – умение выстраивать и организовывать процесс. Главные навыки руководителя – делегирование, способность нанимать персонал, воспитывать и защищать подчиненных от других подразделений, которые не заинтересованы в маркетинге. А быть творческим или уж тем более великим специалистом необязательно.

– Вы привыкли собирать свою команду или готовы работать с теми, кого привел в отдел ваш предшественник?

– В «Локомотиве» у меня были полномочия на полную перестройку команды. За пять лет в клубе я нанял 20 человек – всех их сам выбирал и воспитывал, многие обогатили и меня как профессионала. В последующих проектах были разные ситуации: иногда организация полагалась на работу с агентствами, а в других случаях старалась беречь имеющиеся кадры. Но из проекта в проект за мной путешествуют пять человек. Например, анонсер Алексей Дудник, который работает со сборной России и с футбольным «Зенитом», а также нынешний коммерческий директор «Химок» Георгий Вахнев. Он с «Локомотивом» прошел путь до Москвы, и я считаю его очень хорошим специалистом по работе с билетными системами. В этих людях я уверен, знаю, что они дадут результат.

– Вы читали лекцию в МГИМО о маркетинге. Насколько для вас важно учить не только подчиненных?

– Специалист не должен сидеть на месте, и лучше уходить на вершине. Однажды я пойму, что моих сил уже не хватает, чтобы работать в реальном секторе, и пойду читать лекции, делиться опытом и наблюдать за индустрией со стороны. Возможно, это произойдет уже через три-четыре года. К такому надо быть готовым, потому что уже сейчас приходят люди, которые точно не хуже меня. Когда-то я чувствовал, что я молодец, а теперь вижу, что есть и другие.


Сейчас я работаю с коллегами над образовательным проектом, к которому мы привлечем людей из мира шоу-бизнеса и спорта. Мы пришли к выводу, что компетенции, которые нужны хорошему спортивному маркетологу, лежат не в области спорта. Они относятся к сегменту массовых мероприятий. Да, матчей за сезон проходит несколько десятков, а концерт – один. Но в остальном у спорта и шоу-бизнеса очень много общего.


«Сейчас приходят люди, которые точно не хуже меня. Когда-то я чувствовал, что я молодец, а теперь вижу, что есть и другие»


– Что вы можете назвать главным профессиональным достижением?

– Самое грандиозное ощущение счастья испытал после первого в истории Матча всех звезд Единой лиги ВТБ. Я тогда возглавлял отдел маркетинга лиги. Конечно, это не мое достижение, а заслуга очень многих людей. И все-таки рад, что был причастен к этому событию. Тогда не существовало формата, который сегодня уже не удивляет, и руководство лиги дало мне много творческой свободы. Меня просто попросили сделать хорошо и не стыдно. И, конечно, помню, как ко мне подошел после матча Андрей Кириленко и сказал: «Это практически НБА». В тот момент я задумался: с момента разговора со знакомым из РЖД прошло всего семь лет. И вот, пусть однократно, локально, но мы смогли это сделать – атмосферу, как на игре Национальной баскетбольной ассоциации.

– Вы сейчас в отпуске, но не в Сочи, Турции, Лондоне или на Занзибаре, а на Кольском полуострове, вдали от цивилизации. Это такой цифровой детокс?

– На днях я сплавлялся по реке Умба: семь дней без телефонов до самого Белого моря (Василий дал интервью летом – прим. ред.). А сейчас мы уходим в треккинговый поход. И такие путешествия у меня каждый год. Самое главное, чтобы было поменьше связи и побольше физической нагрузки. В последние годы я сплавлялся 10 дней на байдарке по сибирской реке Кия, прошел пешком Азорские острова, был на Памире – правда, из-за работы не смог пройти путь до конца. В планах на следующий год – Патагония, а если не разрешат выезд, поеду на плато Путорана, это на Таймыре, там снимали фильм «Территория».
Мне безумно важно оказаться вдали от цивилизации. Когда «Локомотив» играл в «Финале четырех» Евролиги, всем от меня что-то было нужно. За одну минуту телефонного разговора у меня было по семь-восемь пропущенных звонков. А сообщений приходило по 300–400 в час. Когда ты вовлечен в большое количество процессов, они тебя медленно убивают.

Оказавшись наедине с природой, я ловлю себя на мысли, что хочется все бросить и стать счастливым бездельником, путешествовать, читать книги. И ничего страшного, если на мне будут оборванные шорты и вонючие кеды. Зато я буду свободным. Работа на меня не давит, но у меня есть обязательства перед семьей. А вот если бы я жил один, то работал бы раз в десять меньше.

Материал из журнала «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг» №2 (41) сентябрь 2020

Похожие статьи



Единая лига ВТБ отказалась от предложения искусственно увеличить число российских клубов в турнире
Единая лига ВТБ отказалась от предложения искусственно увеличить число российских клубов в турнире

С инициативой об увеличении числа российских клубов в Единой лиге ВТБ ранее выступил мужской тренерский совет Российской федерации баскетбола


Российский холдинг СИБУР стал спонсором Единой лиги ВТБ
Российский холдинг СИБУР стал спонсором Единой лиги ВТБ

Одним из проектов станет организация баскетбольного детского лагеря